23:09 

А мне фик написали! Уииииии!!!

KirioSanjouin
_Staring At The Sun_
И там не только замечательный Андерс времен Пробуждения, а еще и очаровательный Дориан, Варрик и таймлайн Инквизиции :dance2:

14.05.2017 в 19:00
Пишет Тай Вэрден:

Автор: Тай Вэрден
Название: Долгое путешествие
Фандом: Dragon Age
Пейринг: м!Хоук/Андерс
Жанр: преслэш, AU
посвящается KirioSanjouin

У стены дома сидел котенок. Обычный маленький котенок, тощий, насквозь промокший, наверняка еще и блохи в шубке весили больше, чем сам зверек. Хоук отвернулся. С некоторых пор он ненавидел кошек.
Он сделал несколько шагов прочь, оглянулся. Котенок все так же сидел у стены, ничего не просил, не мяукал, не пытался бежать за человеком и выпрашивать еду. Навевало воспоминания… Ненужные сейчас воспоминания. Хоук сердито мотнул головой, потом все-таки вернулся, поднял котенка под брюшко.
— У него сегодня день рождения, только поэтому я тебя забираю. И, может быть, я тебя вообще выкину через пару дней, когда ты мне надоешь.
Котенок раскрыл пасть и что-то слабо пискнул. Андерсу бы понравилось. Кошек он любил намного больше, чем людей, эльфов, гномов и кунари. А уж чем замызганней и несчастней была кошка, тем лучше, Андерс выхаживал этих тварей, выглаживал, лечил, кормил. Потом они исчезали, Хоук догадывался, какая судьба в Клоаке может постичь откормленное животное с чистой красивой шкурой, но помалкивал. Может, он просто слишком плохо думает об обитателях Клоаки, и котов просто разбирали по домам, чтобы они радовали мурлыканием хозяев, согревали собой их озябшие руки?
До самого поместья котенок больше ничего не пискнул, лежал, легкий, похожий на большеглазую игрушку, набитую сухой травой. Только время от времени сухой горячий нос трогал Хоукову ладонь, напоминая, что кот еще жив. Впрочем, уличные звери всегда на удивление выносливы, если успевают повзрослеть, ну или хотя бы не умирают, лишившись матери.
— Орана, — позвал Хоук, переступая порог дома. — Выкупай это. Накорми. Только смотри, чтобы он не сдох, пережрав.
Орана закивала, взяла котенка в руки и куда-то унесла. Мабари побежал за ней, наверняка, решил присмотреть, чтобы с малышом ничего не случилось. Потом остановился, вернулся, посмотрел в лицо Хоука и вопросительно коротко взрыкнул.
— Нет, старик, — невесело усмехнулся Хоук. — Андерс не пришел. Это просто котенок. Не его.
Мабари снова взрыкнул, посмотрел на дверь.
— Нет, — повторил Хоук. — Он и не придет. Он ушел навсегда, понимаешь? Навсегда…
Мабари опустил голову и заскулил. Хоук потрепал его по голове и пошел в спальню, по пути прихватив пачку писем. Мысль подобрать кота теперь казалась совершенно неуместной.
Андерс погиб. Героем погиб, разумеется — отвлек на себя десяток врагов и выпустил всю имеющуюся магию. Пламя полыхало еще с час, а когда погасло, оставило лишь спекшуюся землю, оплавленные куски металла — навершие посоха. И все, что осталось Хоуку на память о нем — старая мантия, которую Андерс оставил у него в поместье, посох из потемневшего дерева и воспоминания. И, конечно, шепотки в спину: ах, несчастный Защитник, бедный, как подло его доверием воспользовался Андерс. В чем конкретно подлость, никто объяснить не мог. Да, прикончил пару храмовников, да, спасал магов, да, еще и церковь взорвал. Благо хоть без людей внутри. И вместе с этим взрывом рвануло и все недовольство, копившееся у Орсино. И Хоуку пришлось сражаться… Да что там, им всем пришлось сражаться.
А отражение обзавелось сединой на висках после того боя, словно пепел сгоревшего заживо в своем пламени Андерса осел на волосы. Спасибо друзьям, они помалкивали, ничего не говоря. Даже Фенрис сквозь зубы выдавил что-то, похожее на слова сочувствия, только вот самому Хоуку от этого не становилось легче.
Среди писем ничего важного не нашлось. Хоук вздохнул, отложил их на стол и повернулся на скрип дверей. Явился мабари с чем-то мокрым и серым в зубах, положил прямо на кровать. Мокрое и серое оказалось котенком.
— Извините, — следом спешила запыхавшаяся Орана. — Ваш пес схватил малыша и унес, я не успел отобрать.
— Все в порядке. Надо его накормить. Принеси молока, я сам это сделаю.
Котенок пить не умел, пришлось намочить палец в молоке, поднести к мордочке. Зверек лизнул палец, распробовал, довольно зачмокал, сам потянулся к блюдцу, принялся неумело лакать, отфыркиваясь. Мабари наблюдал с умилением, положив морду на кровать.
— А теперь надо устроить тебе постель. И дать имя, — Хоук осторожно погладил котенка. — А знаешь, я назову тебя Андерс.
Котенок согласно мяукнул, зевнул и заснул, даже не свернувшись в клубок.
— Теперь у нас снова есть Андерс, — грустно усмехнулся Хоук. — Надеюсь, он не маг и никем не одержим.
Мабари лизнул спящего котенка, потом утвердительно гавкнул. Котенок пугаться не спешил, так и спал, сладко и умиротворенно. Хоук переложил его на свернутое одеяло в углу.
— С днем рождения, — прошептал он, обращаясь к раскрытому окну. — Надеюсь, тебе понравился бы мой подарок.
Ответа не последовало.
А спустя три минуты в дверь постучали.
— Мессир Хоук, вам еще одно письмо, — Орана протянула ему плотный конверт, подписанный знакомым почерком.
Хоук схватил его, распечатал, жадно вчитался в строчки, потом моргнул, провел рукой по лбу. Прочитал еще раз, отбросил послание, схватил бутылку вина и сделал несколько жадных глотков прямо из горла, обливаясь.
— Варрик… Ты как всегда вовремя, старый друг. Орана, приготовь корзинку для котенка, мы отплываем на рассвете в Ферелден.
— Да, мессир Хоук.
«Хоук, друг мой, ты не поверишь, где я нашел Блондинчика… На данный момент он сидит прямо напротив меня, уже успел прибрать к рукам какую-то кошку. Из плохих новостей: на кошку он смотрит куда как сердечнее, нежели на меня. Откину излишние словесные красивости, скажу прямо: выглядит наш (твой) маг хорошо, если не считать того, что он не узнал даже Каллена, а ведь они были отлично знакомы за столько-то побегов».
Дальше Варрик в свойственной ему веселой манере расписывал, как увидел Брешь, какая судьба постигла их в Убежище. Не забыл упомянуть и то, что с нападавшими на Убежище Андерс расправлялся в свойственной ему лихой и непринужденной манере, играючи управляясь с магией стихий. А еще лечил, спасал жизни и никому не отказывал в помощи. Даже Каллена вылечил, когда тот пострадал на тренировке. Это письмо Хоук читал и перечитывал все время пути, одной рукой придерживая корзинку с Андерсом, все пытался найти что-то между строк. Напрасно — веселое письмо, похожее на приключенческий роман авторства Варрика ничего нового не сообщало.
Мабари, которому письмо прочитали вслух раз десять, вопросительно посмотрел на Хоука, когда впереди воздвиглись высокие стены Скайхолда, протяжно вздохнул, уселся на снег, показывая, что с места не сдвинется.
— Я знаю, — сказал Хоук. — Он нас не помнит. Не вспомнит. Может, оно и к лучшему?
Пес заскулил.
— Понимаю, старик, но что поделать. Тебе придется заново с ним знакомиться, мне тоже.
Скулеж повторился, потом сменился ворчанием.
— Если он кого-то уже себе нашел? Я надеюсь на Варрика, который задурил ему голову. Ну или придется его вернуть.
Мабари закивал, потом подскочил, выхватил корзинку с котенком из рук Хоука и помчался в сторону крепости.
— Куда?
Какое там, пес со всех своих немолодых лап несся на встречу с другом. Хоуку ничего иного не оставалось, кроме как последовать за ним.
Первым, кого он увидел при входе во внутренний двор крепости, был Андерс, баюкавший в ладонях рыжий комок. Мабари вертелся рядом, припадал к земле и возбужденно поскуливал.
— Вижу, вы подружились, — Хоук постарался улыбнуться.
— Это ваш пес? — Андерс посмотрел на него. — Он принес мне вашего кота.
— Вообще-то, это твой кот.
— Мой? — Андерс посмотрел с некоторым замешательством, затем широко улыбнулся. — Спасибо, а как его зовут?
— Андерс.
— Надо же… Меня тоже, — Андерс прижал котенка к груди одной рукой, вторую протянул Хоуку. — Андерс из Андерфелса. Серый Страж Вейсхаупта.
— Гаррет Хоук.
— Подождите… Тот самый Хоук? Из Киркволла? Мой приятель о вас столько рассказывал, что мне уже кажется, что мы давно знакомы.
Хоук кивнул, не зная, что сказать, немного помялся, потом все-таки рубанул:
— Знакомы. Десять лет. Встретились в Киркволле.
— Я бы вас запомнил, — убежденно сообщил Андерс, потом рассмеялся. — Прошу прощения, если мы и впрямь знакомы. Видите ли, последнее, что я помню о своей жизни — так это то, как Варрик трясет меня за плечи, называет Блондинчиком и потом тащит в Убежище. Знаю, что я лекарь, что я Серый Страж из Вейсхаупта, что знаком с Героем Ферелдена. Получается, что и с легендой Вольной Марки тоже знаком. Впору возгордиться.
Хоук кивнул, снова криво улыбнулся.
— Я тебе потом все расскажу.
— Хорошо. Вечером встретимся, мне пора заняться ранеными.
— Утро. Он спит. Солнце в светлых волосах. Красиво. Не хочется отпускать. Не удержать. Одержимость сильнее любви, от этого больно. Он уйдет. Он ушел. Он мертв. Сгорел заживо. Вкус пепла и соли. Опять сбежал.
Хоук вздрогнул, поворачиваясь к странному парню в широкополой шляпе.
— Что?
Парень быстро ушел. Мабари отчего-то заскулил.
— Это Коул, — Андерс в упор рассматривал Хоука. — Значит, вот так?
— Что — вот так?
— Ничего, — Андерс наклонился, потрепал мабари по голове. — Присмотри за котенком, ладно? Мне действительно пора, много пострадавших.
— Хоук! — по лестнице скатился Варрик, бросился к другу, раскрывая объятия. — Ты получил мое письмо?
— Получил. Ты сказал, что произошло что-то ужасное.
— Помнишь Корифея?
Хоук помрачнел. Помнил ли он Корифея, еще бы…
— Идем, посреди двора о таком не поговоришь. К тому же, Инквизитор будет рад с тобой поболтать. Он очень славный юноша, но пара мудрых советов от Защитника Киркволла будут как раз ко времени.
— Идем, — Хоук покосился в сторону раненых.
— Не волнуйся, с Блондинчиком все будет в порядке, — угадал причину его взглядов Варрик.
— Я знаю. Охраняй, — приказал Хоук.
Мабари послушно ушел к Андерсу, улегся неподалеку, так чтобы не мешаться и принялся внимательно наблюдать.
— Значит, Корифей.
— Только не начинай обвинять во всем себя, — проницательно заметил Варрик. — И, кстати, Кассандра тоже здесь, так что давай-ка аккуратно пройдем вон по той лестнице. Сейчас лучше с ней не встречаться. Здесь все довольно нервно реагируют на любые потрясения.
— И я не могу их в этом винить, — кивнул Хоук. — А это Каллен? Так вот куда он девался.
Каллен как раз повернулся в их сторону, улыбнулся, поднял руку, приветствуя Хоука. Выглядеть рыцарь-командор стал намного лучше, видимо, военная жизнь ему шла на пользу.
— Он первым пытался вернуть Андерсу память. Ничего не вышло, тот внимательно выслушал о том, как именно он бежал из Круга, посмеялся и сообщил, что очень рад, что статус Серого Стража надежно хранит его. Повезло, что я успел сказать Блондинчику об этом. В общем-то, Блондинчик никого не узнает, но ведет себя весьма мило, напропалую флиртует со всеми, успел уже сцепиться с Дорианом на почве использования заклинаний.
— Кто такой Дориан?
— Ооо, Посверкунчик — это нечто.
— Весьма польщен, — бархатным голосом произнес приближающийся маг. — Дориан Павус из Тевинтера. А вы, должно быть, тот самый друг Варрика, о котором он повествует денно и нощно, совсем заболтав нашего дорогого Инквизитора.
— Гаррет Хоук.
— Значит, я прав. Что ж, не стану мешать встрече друзей. Варрик, ты не видел, случаем, куда умчался мой дражайший Андерс?
Рычал Хоук не хуже мабари, Дориан даже улыбаться перестал, затем пригладил свои щегольские усы.
— Намек понял. Что ж, пойду, обращу свое очарование на Каллена. А с вас жду вечерний рассказ о ваших похождениях, у меня после рассказов Варрика накопилось столько вопросов. Особенно про тот экспе… Про вашего друга-эльфа.
Хоук, провожая взглядом удалявшегося Дориана, почувствовал, что голова у него начинает понемногу кружиться.
— А что именно ты им рассказал?
— Только правду, — уверил Варрик, посмеиваясь.
Недостроенная крепостная стена доверия особенно не внушала, Хоук предпочел ожидать Инквизитора на площадке, показавшейся наиболее крепкой. Варрик куда-то ушел, пообещав вскоре вернуться с компанией. Но ожидание затягивалось. Наконец, послышались шаги, но вместе Инвкизитора явился Андерс.
— Вроде бы все закончил, — сказал он. — Ваш пес сладко спит вместе с котенком, удивительно, но он меня слушается.
— Иногда, — уточнил Хоук.
— Ну так расскажете мне, о чем говорил Коул? Что там за одержимость?
— Я думал, ты спросишь про любовь.
Андерс засмеялся, от этого смеха внутри что-то задрожало, как струна, отзываясь.
— Могу предположить, что вы пали жертвой моего очарования. Так что за одержимость?
— Духом Справедливости. Мечты о революции, которая даст магам лучшее место в мире, ну и все в таком ключе. Церковь взорвал.
— Хм, — Андерс развел руками. — Не помню, значит, не было.
— Это была старинная церковь, памятник архитектуры.
— Должно быть, не соответствовала моему вкусу. Хотя, признаться, Каллен что-то такое пытался говорить, но когда сообразил, что я его не понимаю, перестал со мной разговаривать вообще.
Дальнейшему разговору помешало появление Варрика в компании Инквизитора, выглядевшего сонным и бледным.
— Хоук, а вот и… — начал было Варрик.
— Зачем-то поднявшийся с постели Инквизитор Тревельян, — перебил его Андерс, шагая к ним. — Я, кажется, запрещал шевелиться с такой-то раной. Постойте спокойно.
Несколько заклинаний помогли Инквизитору задышать ровнее, даже придержать ладонь Андерса.
— Все в порядке, уверяю. Спасибо за помощь, но ты сам едва на ногах держишься, тебе стоит и самому отдохнуть, — он взглянул на целителя.
Этот взгляд Хоук знал — восторженный, влюбленный. В Киркволле на Андерса временами так смотрели некоторые жительницы Клоаки. В этот раз рычать он не стал, просто пригреб Андерса к себе собственническим жестом.
— Он прав. Тебе стоит отдохнуть.
— Так вы… — слегка стушевался Инквизитор.
— Ага, вот уже десять лет, — кивнул Хоук, не давая Андерсу ничего сказать.
— Девять, — поправил Варрик, широко ухмыляясь. — Я прекрасно помню, когда между вами все заискрило. Ладно, Блондинчик, идем, отведу тебя в твою комнату.
Андерс промолчал, пошагал вслед за Варриком.
— Извините, — снова повторил Инквизитор. — Я не знал, что вы…
— Давайте лучше о Корифее, — почти взмолился Хоук.
Взаимная неловкость улетучилась, когда речь зашла о спасении мира, это их обоих интересовало куда как больше. Да и говорить об этом было намного легче. Инквизитор то и дело прижимал локоть к боку и паузы между словами становились все длиннее.
— Идемте, — Хоук поддержал его. — Показывайте дорогу к вашей спальне.
— Что, вот так сразу? — слабо ухмыльнулся Тревельян.
— Да тьфу на вас, — с досадой сказал Хоук. — И смеяться вам противопоказано, вообще-то.
В коридоре их нашел кунари, мазнул по Хоуку внимательным взглядом единственного глаза, перехватил у него Инквизитора и буквально унес. Сбоку вынырнул Варрик.
— Идем, Хоук, покажу тебе здешние гостевые покои. Заодно побеседуем о том, как там все сейчас обстоит в Киркволле.
Беседы не получилось, Хоука стало клонить в сон почти сразу же, стоило ему увидеть кровать. Варрик пожелал ему спокойной ночи и удалился, впустив мабари.
— А где Андерс?
Пес мотнул головой куда-то в сторону.
— А второй Андерс?
Пес мотнул головой туда же, обежал комнату, все обнюхал и остался доволен, улегся у порога. Хоук разделся, завалился на кровать, вытянулся, прикрыв глаза. Сквозь сон показалось, что дверь скрипнула, однако пес никого бы не пропустил, так что просыпаться смысла не было. Потом мабари заворчал.
— Тихо, — сказал знакомый голос. — Спать, пес.
— Андерс?
— И вы спите.
Хоук все-таки открыл глаза. Андерс стоял, скрестив руки на груди и рассматривал его.
— Я немного постарел, — сказал Хоук. — Благодаря тебе. Почему ты сбежал?
— Не знаю, — Андерс покачал головой. — Я ничего не помню. Даже Коул не смог помочь, он не увидел ни единого моего воспоминания.
— Как ты оказался в Убежище?
— Понятия не имею, наверное, как и Инквизитор — волей Создателя, — Андерс усмехнулся. — С тех пор выполняю роль целителя для солдат Каллена, ругаюсь с Тревельяном по поводу его ран, веду длинные скучные магические беседы с коллегой из Тевинтера. Не жалуюсь на жизнь, в общем-то. Получил из Вейсхаупта письмо от Героя Ферелдена. Оказывается, мы друзья. Получил письмо от некоего Хоу, полное обещаний задушить меня собственноручно, видимо, тоже друзья, тон письма намекает на это. Значит, с вами мы были любовниками?
— Мы жили вместе несколько лет.
— Под одной крышей?
— В одной спальне, — уточнил Хоук. — Так что я предпочел бы, чтобы ты перестал флиртовать со всеми вокруг.
— О?
Андерс выглядел несколько обескураженным таким заявлением, но у Хоука не было времени и сил пускаться в длительные объяснения, увещевать и выстраивать отношения с самых первых заигрываний. Это его маг. О чем тут еще разговаривать?
— Все настолько серьезно? — наконец, произнес Андерс. — Мне нужно немного подумать…
— Сколько? — уточнил Хоук.
— Пару минут.
Раздевался Андерс все так же быстро, бросил мантию поверх штанов Хоука, снял шнурок с волос, изрядно отросших, вопросительно посмотрел.
— Ложись, — Хоук подвинулся, приглашающе откинул одеяло.
Андерс улегся. Хоук закинул руку поперек его живота и сладко заснул, краем сознания еще поймав возмущенное: «Что, сразу спать?». Ничего, у них еще будет утро.
Утра с ласками не было, вернее, стоило заняться заре, как в дверь комнаты застучали кулаком.
— Хоук, нам пора выдвигаться!
— Куда?
— Осуществлять наш вчерашний план.
Никакого плана Хоук не помнил, но возражать не стал. Андерс все равно уже куда-то убрел, наверное, по старой привычке, не просыпаясь, пошел лечить страждущих.
— Все как всегда, да?
Мабари поднял голову и согласно гавкнул.
— Минуту, Тревельян! Уже одеваюсь!
Полотенце возле умывального таза было влажным, видимо, ушел Андерс совсем недавно. На кресле сладко дрых рыжий мелкий комок, игнорируя человека.
— Кое-кто опять метит территорию котами.
Мабари, если бы мог, точно развел бы лапами, копируя Андерса. Хоук быстро плеснул в лицо водой, растерся полотенцем, оделся и открыл дверь. Тревельян стоял там, терпеливо ожидая.
— Нам стоит поторопиться, — сказал он вместо приветствия.
— Меч при мне, — ответил Хоук. — Вперед, позавтракаем в седлах. Кто с нами?
— Андерс, он будет весьма полезен. Дориан, он незаменим в бою. И мы с вами. Если этого не хватит, значит, никого не хватило бы.
— Значит, шестеро.
— Простите? — удивился Тревельян.
— К нам с Андерсом прилагается кое-кто еще. Два самых свирепых зверя Ферелдена.
На мабари Тревельян посмотрел с уважением, а вот «свирепый зверь» кот вызвал лишь изумленный смешок. Но возражать Инквизитор не стал.
Андерс и Дориан во дворе одинаково ежились и, отвернувшись в разные стороны, гасили ладонями зевки.
— Какое счастье, что они не заговаривают о политике, — вполголоса пробормотал Тревельян. — Не знаю, что я делал бы, сцепись у меня во дворе два мага, андер и тевинтерец. Вот когда я рад, что Андерсу все равно, что там случилось когда-то в далеком прошлом в истории.
— И Дориан не пытается уколоть его?
— Я очень убедительно попросил его не провоцировать Андерса. Я слышал о церкви в Киркволле… Хочется проснуться в целом Скайхолде, знаете ли. Да и выяснять, кто из них сильнее, я тоже не хочу. А уж проверять, что станется с Дорианом и его аллергией на пыльцу растений, если он заденет Андерса, который прекрасно в травах разбирается… В общем, у меня есть немало весомых причин держать Дориана подальше от вашего друга.
Хоук кивнул, признав доводы весьма разумными, подошел к магам.
— Доброе утро, Дориан, Андерс.
— Доброе утро, Хоук. Прекрасно выглядите, — Дориан скользнул по нему оценивающим взглядом.
— Ночь в объятиях целителя имеет потрясающий эффект, — Андерс перехватил котенка, сунул в мешок. — Но вам не понять, ваша специализация ведь далека от понимания тонкостей исцеления.
— Зато, если нужно поднять, я мастер.
— В моем присутствии даже поднимать не надо, я и так упасть не даю.
— Мейкер, — прошептал Тревельян, отворачиваясь и пытаясь совладать со смехом.
— Это будет очень долгое путешествие, — согласился с ним Хоук.

URL записи

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Осенняя тигра

главная